Меню
12+

Районная газета «Холмогорская жизнь»

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 21 от 28.05.2019 г.

Мастер с тонким юмором и красивым почерком

Автор: Мария Кулакова
ответственный секретарь

В Холмогорской квартире Виталия Александровича Просвирнина я не в первый раз. Здесь – как в небольшом музее. Отреставрированные старинные кресла, картины и фотографии на стенах, изделия из кости. На прошлой неделе напросилась на интервью, повод – приближающийся юбилей мастера, 90-летие

Виталий Александрович протягивает пожелтевший номер газеты «За коммунизм» за 1984 год с очерком Владимира Киприянова под названием «Почерк мастера».

- Здесь всё обо мне уже сказано, бери да перепечатывай, всё, что написано, до сих пор актуально.

Ну, не совсем… Вот например: «Виталий Александрович за время работы на фабрике создал около 90 художественных вещей». Это на тот момент. Сейчас в списке работ Заслуженного художника РСФСР 140 наименований. В 2013 году под этой круглой цифрой он сам подвёл черту и поставил подпись.

Из последних крупных работ – вазы «У Белого моря. Лето и солнце» и «Архангел Михаил», хранятся в Архангельском музее изобразительного искусства. А вот самые последние — милая гравированная коробочка «Птицы весной» и стаканчик из зуба кашалота – тут, на специальной полочке. Рядом – небольшие скульптуры поморов.

- Это работы моих учеников, они с небольшим браком. Тут у кошки хвост отломился, я подклеил. А здесь ствол у охотничьего ружья неровный.

Без подсказки эти недостатки заметить трудно.

Тринадцать лет проработал Виталий Александрович мастером производственного обучения в Ломоносовской школе художественной резьбы по кости. Как писал Владимир Киприянов, «передавал свой опыт учащимся, прививал им и художественный вкус, и требовательность к себе, стремление к совершенству и неудовлетворённость уже сделанным».

- Какие они были, ваши ученики? – спрашиваю.

- Разные. И способные, и не очень. Всегда были те, кто приходил в косторезную школу, потому что никуда не поступил, и те, кто шёл по зову сердца. Всякие были, но при мне никто не курил, — улыбается.

Путь в искусство – из Цигломени

Сам он окончил Ломоносовскою школу резьбы по кости в 1947 году, с присвоением высшего – шестого профессионального разряда, и поступил на косторезную фабрику, где сразу «зарекомендовал себя самостоятельным творческим работником». По его образцам выпускались в массовое производство ажурные брошки и закладки.

Виталий Александрович Просвирнин стал ведущим творческим мастером Холмогорского промысла. Его работами восхищались и восхищаются на выставках в стране и за рубежом, они хранятся в музеях и частных коллекциях. Но и его путь в искусство начался довольно прозаично.

Родился в Красноборском районе в крестьянской семье, детство прошло в Цигломени.

- Когда закончил семь классов, пришло время получать профессию. О дальнейшей учёбе мы тогда не думали: война, голод. Как-то случайно в газете «Правда Севера» увидел объявление: Ломоносовская школа художественной резьбы по кости набирает учащихся. Рисованием я не особо тогда занимался, но оформлял школьные стенгазеты: печатал, срисовывал у Кукрыниксов карикатуры на Гитлера. Рассудил так: в деревне всё-таки можно хоть какую-то картошину найти… Отправил свой рисунок, поделку из дерева и стал ждать. Под осень пришёл вызов. Радости много тогда у меня было!

- Пароходом поехали?

- Да, ходил тогда «Токарь Потапов». Пока учился, часто на нём в Цигломень к родителям ездил. А денег-то не было, на обратном пути в Архангельске покупал билет до ближайшей остановки, а дальше – зайцем. Когда приходила проверка, я по пароходу бегал.

- А в Ломоносове где жили?

- Общежитие было в обычном крестьянском доме, комната на четверых.

- Картошину-то находили?

- Да, после уборки колхозного поля находил, пёк. Но всё равно голодно было. Ведь чем нас тогда кормили? Начнёт в колхозе мясо портиться – его в косторезную школу. Иногда и с червями…

Есть такая теория, что голод пробуждает, раскрывает, обостряет талант. Нам, выросшим в сытости, чувства того, военного, голода, конечно, не понять и не ощутить. Но с того послевоенного курса вместе с Виталием Просвирниным вышли, как он говорит, настоящие будущие мастера-кострезы Александр Гурьев, Анфиса Цыварева, Василий Дорофеев…

Почти творческая служба

Четыре года службы в армии – это тоже, можно сказать, творческая страница в биографии Виталия Просвирнина. Призвали его в 1949 году.

- Один год отучился в школе молодых авиаспециалистов в Латвии, получил звание сержанта и специальность мастера авиавооружения, направили в часть в Белоруссию. Но по специальности никогда не работал. Меня сразу взяли в штаб. Наверное, почерк мой понравился. Писал я красиво. И все оставшиеся три года отслужил в штабе сначала писарем, потом старшим писарем. Но это означало не просто бумаги писать. Например, каждый день надо было подать заявку на ГСМ, на которой должна стоять подпись инженера полка. А его нет, или ему некогда. И я подписывал… С инженером мы сдружились. На моей совести была отчётность и по спирту. Его выдавали для противообледенительной обработки самолётов. Случались там у них недостачи. Приходилось в отчётах всё улаживать и подпись рисовать. Вот такая у меня была должность…

После увольнения в запас Виталий Александрович работал слесарем на Цигломенском деревообрабатывающем комбинате. «Но всё больше укреплялся в решении, что единственно кровное его дело – косторезное искусство» (цитата из очерка В. Киприянова). И в 1955 году он вернулся в Ломоносово.

«Скромный вклад»

В 1968 году Виталий Александрович перешёл с преподавательской работы на производство – на должность старшего художника фабрики им. М.В. Ломоносова. «Значительное место в моей биографии заминает то, что наряду с этим я работал и над созданием вещей по своим композициям, сделав свой скромный вклад в историю Холмогорского промысла резьбы по кости», — писал он в своей автобиографии.

«Скромный» вклад его – создание высокохудожественных произведений и содействие развитию изобразительного искусства – отмечен многими наградами, в том числе медалями ВДНХ, дипломами Союза художников. В 2013 году Виталию Александровичу была вручена главная региональная общественная награда – «Достояние Севера».

И даже завершив своё «кровное» дело, он продолжает вносить вклад в историю косторезного искусства. Виталий Александрович пишет статьи о фабрике и промысле, о шедеврах и мастерах – тех, кого он знал, с кем работал и дружил. Свои работы он приносил на публикацию в «Холмогорскую жизнь». И я очень рада, что знакома с этим замечательным, скромным, мудрым человеком, обладающим безупречным вкусом и тонким чувством юмора, проявляющимися и в его косторезных работах.

Долгих лет Вам, Виталий Александрович!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

91