Меню
12+

Районная газета «Холмогорская жизнь»

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 19 от 08.05.2018 г.

Поле битвы – без края…

Где-то за спиной, как в другом измерении, гремят орудия, небо застилает чёрный дым, земля и воздух вздрагивают от разрывов снарядов. А впереди – высокая рожь, тёплая, мирная, золотистая, почти незаметно шевелится от лёгкого ветерка. Закатное солнце подсвечивает её розоватыми румяными лучами, и конца полю не видно. Если бы солдат встал во весь рост, он бы узнал, где край. Но он не может, он тяжело ранен. Он не знает, выберется ли из этой ржи живым…

Дни и годы

Эта картина жила в моём воображении много лет, словно я видела всё своими глазами. Она вспыхнула и навсегда закрепилась в памяти после единственного случая, когда мой дедушка-фронтовик рассказывал мне о войне. Конечно, он не подбирал эпитетов, не описывал состояния, это детская впечатлительность дорисовала подробности. Вскоре я забыла, за что был бой, и в каком году, только помнила, что рожь спасла дедушке жизнь.

...Повестка из военкомата пришла на следующий день после начала войны, 23 июня. Эта дата сопровождала дедушку до конца земного пути. Ровно через два года, 23 июня 1943-го, он получил тяжёлое ранение в бою, после которого хромал всю оставшуюся жизнь. В 1946-м, в этот день, он вернулся в родную деревню. 23 июня 1988-го стал последним днём его жизни.

Мой дед, Василий Тимофеевич Визжачий, уроженец деревни Среднеконская Ракульского сельского совета Холмогорского района, до Великой ­Отечественной три года служил в пограничных войсках в Тирасполе. Граница тогда проходила по реке Днестр, и часть Молдавии принадлежала Румынии. Демобилизовался в 1938-м, совсем немного успел поработать в Архангельске оператором в речном флоте и был призван на войну с финнами. Часть, в которой он воевал, встала в маленьком городке. Свои же дома финны сожгли при отступлении. Наши военные грелись в погребах, пережидая трескучие морозы. Техника замёрзла, к счастью, серьёзных боёв на этом участке почти не велось. После заключения перемирия часть была отведена в Онегу, и вскоре деда вновь демобилизовали. В Архангельске он только вступил в мирную жизнь, женился. За месяц до начала войны родился мой отец...

За Москву

Великую Отечественную дед начал под Москвой, в 24-й армии генерала Качалова, сформированной из военных Архангельской области. На аэродроме Василий Тимофеевич был радистом, держал связь с пилотами. Вспоминал, как из шести-девяти улетавших самолётов не возвращался ни один, пока аэродром не опустел. Некоторым пилотам удавалось добраться назад, потому что враг сбивал самолёты уже совсем рядом. Через две недели после Смоленского сражения от 24-й армии ничего не осталось, и генерал Качалов погиб. Гитлеровцы сбрасывали с воздуха листовки с сообщением, что генерал якобы сдался в плен.

В декабре 1941-го началось контрнаступление, дедушка принял в нём участие от Звенигорода. Дошли до позиций под Смоленском, в районе Вязьмы, с которых летом отступали. Тут стояли год и восемь месяцев. Большого движения фронта не было, но шли постоянные перестрелки, каждый день солдаты гибли. То немцы пойдут в атаку, займут небольшое пространство, потом наши атакуют, возвращают его назад. За зиму поле усеяли трупами, вперемежку русскими и немецкими. Подобрать и похоронить своих не было возможности.

На передовой

Следующую страницу боевого пути открывает приказ командира стрелкового полка: «Радиотелеграфиста роты связи ефрейтора Визжачего Василия Тимофеевича наградить медалью «За отвагу» за то, что он в период наступательных действий полка в марте 1943-го проявил мужество и стойкость в бою за деревню Сазоново. 10 марта под сильным обстрелом противника находился в боевых порядках и смело и бесперебойно держал радиосвязь с командованием полка. В бою 29 марта за деревни Чащи тов. Визжачий, в то время, когда телефонная связь была порвана, перебрался под сильным огнём противника на передовую линию фронта и давал радиосвязь».

Дедушка знал, что был представлен к награде, но получить её на фронте не успел из-за последующих событий. Уже после войны, в 70-е годы, он обращался в Холмогорский военкомат, но безрезультатно. Лишь два года назад в интернете удалось найти этот документ.

В ночь на 23 июня 1943 года — приказ наступать. Часть батальона вырвалась вперёд и залегла в окопах, оставленных когда-то при отступлении. Получить патроны не удавалось: подносчиков боеприпасов немцы отстреливали по одному, стоило кому-то показаться с прежних позиций. Так застрелили и первого связиста, отправленного в передовые окопы. Настала очередь деда. До окопов он добрался ползком, связь обеспечил, но было понятно, что атака захлебнулась. Командир приказал отступать, кто как может. Дед выбрался из окопа – и был тяжело ранен в ногу, кусок мышц оказался вырван. Он кое-­как добрался до края поля, засеянного рожью. Снайпер пытался застрелить его, но только ранил в руку. Василий Тимофеевич упал в воронку от снаряда, где уже было несколько солдат. Они помогли раненому товарищу выбраться к полю и под руки тащили через рожь. Внимание врага было сосредоточено на окопах, и поле ржи, что чуть в стороне, они не обстреливали. Солнце просыпалось, не спеша занималась заря, колоски ржи мелькали перед глазами, а сзади земля разлеталась комьями от взрывов, и гибли, и гибли солдаты…

К утру из батальона не осталось живых.

До победы

Дед был отправлен в госпиталь в Кировскую область. Встав на ноги только через полгода, поехал учиться на строителя мостов и в 1944-м был направлен на Ленинградский фронт в сапёрную бригаду. Когда в части узнали, что он профессиональный радист, поставили его служить по специальности. Радистами в бригаде были уже только совсем молоденькие девушки, мужчин не осталось.

Наградной лист от 28 сентября 1944 года. В графе «Краткое изложение боевого подвига» говорится: «Во время наступательных действий тов. Визжачий бесперебойно обеспечивал связью штаб батальона с бригадой и штабом инженерных войск армии. Его радиостанция всегда работала безотказно. При строительстве моста через реку Огря в районе Ташкены в ночь с 21 на 22 сентября со своей рацией находился на месте постройки и под миномётным огнём постоянно поддерживал связь со штабом инженерных войск и бригады, благодаря которой вовремя была запрошена помощь. Своевременное обеспечение связью дало возможность закончить строительство моста на два часа ранее указанного командованием срока. Достоин правительственной награды «За отвагу».

С Первым Прибалтийским фронтом он прошёл через Псков в Латвию и под Ригой оставался со своей частью до Победы. «После объявления Победы нас построили по обе стороны главной улицы города, мимо строем проходили пленные немцы. Они шли при параде, при крестах, в лицах – никакой понурости, будто это они победители, а не мы. А мы стояли — кто в какой одежде, в основном старики да юноши…» — вспоминал дедушка.

Война для Василия Тимофеевича с Победой не закончилась. Он был направлен на Дальний Восток. 3 августа на Забайкальском фронте, в Манчжурии, началось наступление. Дед участвовал во взятии Харбина. Домой вернулся в 1946 году. Его встретили жена и сын, отец и сёстры. Два брата, Николай и Пётр, погибли на войне.

Восстановить события далёких боевых лет мне помог мой отец. ­Войну прошёл и другой мой дед, Николай Алексеевич Попов, тоже уроженец Холмогорского района.

Каждый год 9 Мая я рассказываю своим детям об их прадедах. Память о великом подвиге советского народа через поколения тает, сегодня это ощущают многие мои сверстники, воспитанные на встречах с живыми ветеранами, на фильмах, книгах о войне. Чтобы в моей семье такого не случилось – рассказываю, снова и снова…

Ольга ГОЛОВЧЕНКО

Фото из семейного архива

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

51