Меню
12+

Районная газета «Холмогорская жизнь»

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 6 от  06.02.2018 г.

С дипломом костореза - в свободное плавание

Автор: Александр Угольников
главный редактор

Старое здание косторезной фабрики. Сегодня сюда приходят поработать пятеро мастеров

О судьбе древнего промысла

В продолжение темы

После торжественного открытия построенного здания ПУ-27 в селе Ломоносово я просмотрел свои архивы фотографий. Среди них обнаружил копии чертежей спроектированного учебно-производственного комплекса, в соответствии с которыми и было возведено здание. Снимки датированы 2009 годом.

На плане первого этажа, где предполагалось размещение производственного предприятия, кроме общих и индивидуальных мастерских — цех отбеливания и вываривания кости, распиловочный, токарно-фрезеровочный и шкуровально-полировальный цеха. Все необходимые помещения для полного производственного цикла.

Напомню, в день торжественного открытия нового здания представители средств массовой информации из Архангельска в разговоре с министром образования и науки спрашивали о судьбе существовавшей когда-то в селе косторезной фабрики. На этот вопрос от Сергея Котлова прозвучал однозначный ответ: «Руководство области готово к диалогу с сообществом косторезов».

То есть помещение для мастеров может быть предоставлено, им лишь необходимо определиться, в каком статусе и на каких условиях они будут работать. И если учебные цеха и мастерские образовательного учреждения оснастили всем необходимым оборудованием за счёт бюджета, то возрождение так называемой и несуществующей сегодня фабрики остаётся под вопросом.

Кто готов пойти на диалог?

Это сейчас главный вопрос. Кто мог бы выйти на диалог с руководством области?

Не хочу обидеть наших замечательных мастеров-косторезов, но скажу прямо – вызывает большое сомнение, что им самим необходимо какое-либо товарищество или совместное предприятие. Достаточно вспомнить, сколько усилий приложил Павел Рябко в бытность главой Холмогорского района, чтобы объединить представителей народного промысла в селе Ломоносово. У меня даже найдутся архивы видеозаписей встреч, на которые Павел Михайлович приглашал успешных бизнесменов в надежде на плодотворный диалог. Но дальше разговоров и рассуждений о важности сохранения промысла дело так и не пошло.

После ликвидации фабрики многие из мастеров-косторезов не изменили своей профессии. Оборудовали свои мастерские. Большинство резчиков приспособились к тому, что надо самим добывать кость, искать рынок сбыта готовой продукции. Правда, при посещении сувенирных павильонов не только в Архангельске, но и в столичных аэропортах складывается впечатление, будто рынок насыщен изделиями из кости. Тем же представителям промысла, кто делает очень дорогие вещи по индивидуальным заказам, вообще нет резона вступать в сообщество.

Это в бытность фабрики работал художественный совет, мастера старались подготовить шедевры к различным выставкам не только на уровне государства, но и за рубежом, получали заслуженные звания и награды. К сожалению, ничего этого сейчас нет, складывается впечатление, что мастерам предпочтительнее «быть в тени». Если и выезжает кто-либо на выставки, то старается не афишировать свои достижения.

Полулегальный промысел

У некоторых из мастеров-косторезов зарегистрирована предпринимательская деятельность. Далеко не у всех. В большинстве случаев косторезы оформляли ИП для того, чтобы получить денежные средства от государства через службу занятости. После этого приобретали оборудование, отчитывались за потраченные деньги, а затем получали свидетельства о прекращении предпринимательской деятельности.

Несколько косторезов, не имеющих своих мастерских, работают в последние годы в старом двухэтажном здании фабрики. Казалось бы, именно они и должны быть заинтересованы в том, чтобы получить помещения под рабочие места в новостройке. Однако в разговоре с мастерами Ольгой Лаврентьевой, Иваном и Ириной Проурзиными, которых я застал на рабочем месте в одном из помещений бывшей косторезной фабрики, довелось услышать иную позицию. Из ветшающей старой двухэтажки они предпочли бы перебраться в освободившееся здание училища, где для небольшого производственного предприятия есть все необходимые условия.

По мнению Ольги Лаврентьевой, интерес в открытии мастерских должен быть у сегодняшних учащихся, получающих профессию в ПУ-27 имени Николая Буторина, а также у тех, кто уже выучился, но не имеет возможности работать по специальности.

Иван и Ирина Проурзины считают, что им в своё время повезло поработать на фабрике, где прошло их становление как мастеров. После окончания училища многому научились у более опытных коллег, иначе вряд ли остались бы в профессии. Нынешние же выпускники училища лишены возможности прийти на организованное производство, получить заработок и наставников из числа признанных мастеров.

Анализируя встречи, собрания, различные диалоги и действия власти по поводу координации деятельности по созданию какого-либо сообщества мастеров-косторезов, приходим к неутешительному выводу. Со стороны представителей промысла никакой инициативы не проявляется и дальше разговоров дело не идёт.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

120